Рубрика Ольденбургское поместье

Искала… Нашла

Кофе отвратительней не вспомню. Ненавижу маасдам с его сладко-ореховым вкусом. Блины – не моё! «Весна без солнца, птицы опоздали и утро проспала» — вот, в таком состоянии я и появилась у него. А он не растерялся. Поговорили за театр, поругали прошлое, поделились видами на будущее… Зачем пришла? Действительно, «зачем?». Что, фоток мало?…Чего-то искала. И… нашла. Я готова пережить твой кофе, твои блины с ненавистным мне сыром, и даже эту бесконечную лестницу, что ведёт до трубы с мишурой… Готова, чтобы очутиться в твоей светлой квартире с высокими потолками и чтобы твои добрые, умные глаза искали во мне правильную красоту.

Merci @bulovein_ph


“Очень надеюсь, что вы влюбитесь, хоть на час.., хоть на миг”


Посвящение Елене Радевич

В изгибах тонких и манящих,

Теряется весь здравый смысл,

На палубе, я, уходящих

К причудным странам, бедственник.

И эти плавные скольженья

Заводят, сводят и свербят

От дурноты до звёзд величия,

Украсть рассудок норовят.

Что ей законы тяготенья?

Что ей болящая душа?

Она – уверенность, смятение,

«Не одинокая Луна».

Она – цветку утра подобна,

Что расцветает лишь в ночи,

Уста её века безмолвны,

А взгляд её красноречив.

Позволено ли мне, однажды,

На этом судне устоять?

Скорей Бог времени качнётся,

И повернётся время вспять.


“Что же делается с душой в такие моменты?»

«Её понимание идеального счастья, идеальной семьи только что рухнуло, как карточный домик. Это было больно, непонятно, обидно и… Кити не могла понять, почему это разбивало ей сердце. Мари заверяла, что такое поведение отца было вполне приемлемым и соответствовало принятым нормам семейного уклада, правда, выражение лица мачехи при этом выглядело совершенно неубедительно. И Кити сомневалась, что сама бы смогла принять супружескую неверность и закрыть глаза на подобную обиду. «Да это же просто невыносимо!!! Что же делается с душой в такие моменты?» — думала Кити. Искренне возмутившись подобной несправедливостью, девушка твёрдо решила, что не оставит это так просто.»


Не пишите мне писем

Не пишите мне писем, дорогая графиня, Для сурового часа письма слишком нежны. Я и так сберегу Ваше светлое имя, Как ромашку от пули на поле войны.

<…>

Не хочу пропадать в Истамбуле турецком, Без любви и без славы, орденов и погон. Ах, графиня, поверьте изболевшему сердцу – Я ведь в Вас и в Россию был так страстно влюблён.


“Восточный плен”

Мари зажмурилась, точно пытаясь прогнать ужасный
сон, но, открыв глаза, увидела, что перед ней всё та же
жестокая реальность — перед ней был величественный
город Константинополь.

“Восточный плен. Княгиня”


Я напишу роман

Я напишу роман на сотню глав,
о том, что ты мне снишься каждый вечер;
твой грустный взгляд — как острая игла,
твой нежный поцелуй — как залп картечи.

Я нарисую бледное лицо,
худые пальцы, родинки на теле, –
а ты мне грудь напичкаешь свинцом,
и боль нас развенчает, да разделит.

В твоих глазах — осколки дальних звёзд,
что сквозь года не блёкнут, не тускнеют.
знай: эта страсть — до ужаса всерьёз,
и вряд ли совладать смогу я с нею,

ведь твой наряд узорами пестрит,
а руки пахнут розовым июлем; —

…но главное, — ты у меня внутри,
как между рёбер
всаженная
п у л я.

(с) tymanoff