Рубрика Кто такой Джио Россо

Искала… Нашла

Кофе отвратительней не вспомню. Ненавижу маасдам с его сладко-ореховым вкусом. Блины – не моё! «Весна без солнца, птицы опоздали и утро проспала» — вот, в таком состоянии я и появилась у него. А он не растерялся. Поговорили за театр, поругали прошлое, поделились видами на будущее… Зачем пришла? Действительно, «зачем?». Что, фоток мало?…Чего-то искала. И… нашла. Я готова пережить твой кофе, твои блины с ненавистным мне сыром, и даже эту бесконечную лестницу, что ведёт до трубы с мишурой… Готова, чтобы очутиться в твоей светлой квартире с высокими потолками и чтобы твои добрые, умные глаза искали во мне правильную красоту.

Merci @bulovein_ph


“Очень надеюсь, что вы влюбитесь, хоть на час.., хоть на миг”


Необыкновенные волосы

Я часто воображал, как мы сидим вместе с ней на нашем излюбленном месте — поляне у её дома, смотрим в бескрайнее белое небо… Она совсем близко, и её медовые волосы, подобно её золотистому голосу, льнут ко мне.У Мари были необыкновенные волосы, они как будто жили своей отдельной увлекательной жизнью. В дождь они кучерявились, тем самым ужасно зля свою хозяйку, а в солнечный день — переливались, словно рыжая радуга. Когда Мари нервничала или была чем-то недовольна, её волосы при прикосновении били током. Они постоянно выдавали её и восхищали меня.

Мариша Кель “Кто такой Джио Россо”


Целый космос, дрожит и тонет в моей любви

Сегодня в полночь на перекрестке, где Веге встретился Альтаир,

я буду ждать тебя. Целый космос, дрожит и тонет в моей любви.

Дай угадаю — ты будешь в белом, в руках — букет полевых цветов.

Ты будешь нежной, смешной и смелой, и пахнуть вишнями и весной.

Мы зашагаем с тобой по звездам, сминая пятками млечный путь. и горько-сладкий подлунный воздух нас поцелует в гортань и грудь.

И будут мимо лететь кометы, хвостами вмиг разрезая тьму.

А под ногами — Земля и лето, и за руку я тебя возьму.

Автор: Джио Россо


Стокгольмский синдром

Бесцельно, безжалостно,
как в кино.
Ты мой Стокгольмский синдром.
Захлопни глаза и зашторь окно.
Спали этот чертов дом.

Держи меня в клетке,
корми с руки,
и хлестко бей по щекам.
Мы разной породы, а значит – враги.

/кто жертва – не знаю сам/.

Бесцельно, безжалостно,
как в кино.
Ты мой Стокгольмский синдром.
И кто-нибудь вызовет
всё равно,
полицию в этот дом.

<…>
Но что-то неладно, не так, не то,
и рушится что-то в груди.
Мне хочется в клетку,
зашторить окно,
и есть с самой теплой руки.

Попытка провальна. С другого листа.
Есть жертва, преступник, дом.
Кусай мои губы, считая до ста.
Я твой Стокгольмский синдром.


(с) Джио Россо


«Я и Он»

Казалось, мы ещё долго-долго брели меж деревьев, прислушиваясь к диким и первобытным звукам леса. Ветер играл свою музыку в листве, а мы шли… «Я и Он» — двое слабых людей. Мы шли, и каждый наш шаг вторил сердцебиению идущего рядом. Каждый брёл в своих мыслях, по своей тропе, каждый в своём одиноком молчании.