Архивы 2020

С Наступающим Новым 2021 годом!

Немножко Семейка Аддамс, но всех от души с наступающим праздником!!!
Мы все так его ждём… Пусть настанет и пусть сбудется!


Я напишу роман

Я напишу роман на сотню глав,
о том, что ты мне снишься каждый вечер;
твой грустный взгляд — как острая игла,
твой нежный поцелуй — как залп картечи.

Я нарисую бледное лицо,
худые пальцы, родинки на теле, –
а ты мне грудь напичкаешь свинцом,
и боль нас развенчает, да разделит.

В твоих глазах — осколки дальних звёзд,
что сквозь года не блёкнут, не тускнеют.
знай: эта страсть — до ужаса всерьёз,
и вряд ли совладать смогу я с нею,

ведь твой наряд узорами пестрит,
а руки пахнут розовым июлем; —

…но главное, — ты у меня внутри,
как между рёбер
всаженная
п у л я.

(с) tymanoff


“В каждом молчании своя истерика”

“Она сидела передо мной, перелистывая свои бесконечные ноги, а я, еще ни разу не читавший таких интересных книг, не знал, с какой страницы начать этот роман»

Ринат Валиуллин


“Очень личный вопрос”

У меня к тебе очень личный вопрос. По-моему глупый. Тебе так любили? Как люблю я, чтоб всецело, чтоб в приятную дрожь.

Ты будешь смеяться – я был соискателем душ. Мои губы не знали правды. Я ими по поверхности рук, по твоим щекам тушь. Мы выглядим странно.

Я не ошибся – чувствую. Что-то давит внутри, в этом весь смысл. Путанный мыслями. Когда ты смеешься и плачешь – многое значит. Быть друг другу единственным.

Ты со мной часто дышишь. С тобою как в детстве – любимая сказка. Со мной я вижу что также. Когда тебя нет – я хочу тебя слышать, если ты есть – хочу тебя спрятать.

Не могу надышаться тобой. Мне становится страшно. Всё то же вокруг, но с тобою иначе.

Если я попрошу, ты сможешь остаться?
Если да, то что это значит?

— Денис Прошкин



“Никто не знает”

Воображение зачастую щёлкает от вдохновения. Они одинаковые, словно зеркала… Одарённые солнцем, вскормленные луной… И я как будто бы научился их различать. В сердце одной зияющая дыра, и горячий огонь пляшет в груди другой. Для меня Вдохновение — это маленькая рыжая девчонка… У неё веснушчатое лицо, разноцветные волосы и очень горячее сердце. Сидит она рядом, на столе, ножками болтает. Потом вдруг спрыгнет и убежит. Лови, мол, её… А порой накатает такое… Сидит потом напротив, глаза виноватые, пальцы в чернилах.

— Мариша Кель



Незнакомка

Я не узнавал её в странной непонятной незнакомке и даже в какой-то мере побаивался. Казалось, это новое, своенравное существо не желало разбираться в своих мыслях и чувствах, отказывалось заглянуть в будущее, отдаваясь на волю бурному течению жизни. Я смотрел на неё и видел взлохмаченное облако волос, она их коротко остригла, смеющиеся блестящие глаза, в которых лихорадила захватывающая тайна, — она то меня и пугала, чаровала и приводила в недоумение. У каждой юной особы возраста Мари была подобная тайна — какой-нибудь «он», который мучает.
Я отчётливо себе представил, что этот «он», будь он на моём месте, легко и бесцеремонно мог бы положить свою голову ей на колени, а она заслоняла бы его лицо от солнечных лучей, и смотрела бы на него влюблённо, не так, как на меня, и трепетала бы от его небрежности, с которой он принимает её любовь.