Метка современнаяпроза

“Лунная серенада”

Если б я сквозь ночей тишину
Мог войти в царство дремлющих звёзд,
Я бы взял осторожно луну
И её на руках к нам на землю принёс.
Пусть она светит всем,
Как волшебная лампа в ночи,
Пусть её яркий свет
Освещает влюблённым пути”.

©Онегин Гаджикасимов


“Дом моего сердца”

Нaписав свой дебютный роман «Здрaвствуй, грусть!», Франсуаза Саган получилa свой первый гонорар за книгу. Во времeна, когда у нее не было денег, она как зарок обeщала себе первую премию за книги «прогулять по бешеному».

«Райская ленивая жизнь – валяюсь в кровати и, как говорил Бодлер, смотрю на бегущие облака. Читаю детективы, гуляю, хожу в гости… Наступает момент, когда в голове появляются сюжеты, смутные идеи и неясные силуэты. Это действует мне на нервы. Вдруг возникает какой-то внешний фактор – больше нет денег или надо платить налоги. Приходится садиться за стол… Меня часто упрекают в том, что я выбрасываю деньги в окно. Но именно это меня, может быть, и спасло. Будь я человеком обеспеченным и материально независимым, не знаю, стала бы я писать… Я сочиняю по ночам с отключенным телефоном, когда меня ничто и никто не беспокоит. Пишу, как дышу, следуя своему инстинкту, не думая о том, что надо непременно сказать нечто новое. Конечно, случаются и благословенные моменты, когда чувствуешь себя царицей слова, и тогда кажется, что ты в настоящем раю!» 

— Франсуаза Саган


Франсуаза пришла в казино и выиграла восемь миллионов франков. Обыграв казино и допив из бутылки самое дорогое шампанское, она поехала искать свой отель. Говорят, шампанское путает мысли, намерения и дороги. Вскоре она увидела очень симпатичный особняк, из которого открывался живописный вид. Это была частная семейная гостиница. Франсуаза купила её. Писательница провела почти всю свою жизнь в этом доме. Она называла его «Дом моего сердца». Сегодня он является домом-музеем писательницы, этой хрупкой, очаровательной женщины, которая «сломала» казино, и сказала сама себе «Прощай, Грусть!»©


Посвящение Елене Радевич

В изгибах тонких и манящих,

Теряется весь здравый смысл,

На палубе, я, уходящих

К причудным странам, бедственник.

И эти плавные скольженья

Заводят, сводят и свербят

От дурноты до звёзд величия,

Украсть рассудок норовят.

Что ей законы тяготенья?

Что ей болящая душа?

Она – уверенность, смятение,

«Не одинокая Луна».

Она – цветку утра подобна,

Что расцветает лишь в ночи,

Уста её века безмолвны,

А взгляд её красноречив.

Позволено ли мне, однажды,

На этом судне устоять?

Скорей Бог времени качнётся,

И повернётся время вспять.


Целый космос, дрожит и тонет в моей любви

Сегодня в полночь на перекрестке, где Веге встретился Альтаир,

я буду ждать тебя. Целый космос, дрожит и тонет в моей любви.

Дай угадаю — ты будешь в белом, в руках — букет полевых цветов.

Ты будешь нежной, смешной и смелой, и пахнуть вишнями и весной.

Мы зашагаем с тобой по звездам, сминая пятками млечный путь. и горько-сладкий подлунный воздух нас поцелует в гортань и грудь.

И будут мимо лететь кометы, хвостами вмиг разрезая тьму.

А под ногами — Земля и лето, и за руку я тебя возьму.

Автор: Джио Россо


Быть собой

– Странная ты.

– Не странная. Просто делаю, что хочу. И говорю, что хочу.

– Непросто, наверное, приходится.

– Не сложнее, чем другим. Они тратят время и силы, чтобы быть такими, как все, а я – на то, чтобы быть собой. Затраты одинаковые. Результат разный.

©Мацуо Монро


Стокгольмский синдром

Бесцельно, безжалостно,
как в кино.
Ты мой Стокгольмский синдром.
Захлопни глаза и зашторь окно.
Спали этот чертов дом.

Держи меня в клетке,
корми с руки,
и хлестко бей по щекам.
Мы разной породы, а значит – враги.

/кто жертва – не знаю сам/.

Бесцельно, безжалостно,
как в кино.
Ты мой Стокгольмский синдром.
И кто-нибудь вызовет
всё равно,
полицию в этот дом.

<…>
Но что-то неладно, не так, не то,
и рушится что-то в груди.
Мне хочется в клетку,
зашторить окно,
и есть с самой теплой руки.

Попытка провальна. С другого листа.
Есть жертва, преступник, дом.
Кусай мои губы, считая до ста.
Я твой Стокгольмский синдром.


(с) Джио Россо


Первая заповедь Бродского

«И теперь и в дальнейшем, я думаю, имеет, смысл сосредоточиться на точности вашего языка.

Старайтесь расширять свой словарь и обращаться с ним так, как вы обращаетесь с вашим банковским счетом. Уделяйте ему много внимания и старайтесь увеличить свои дивиденды. Цель здесь не в том, чтобы способствовать вашему красноречию в спальне или профессиональному успеху — хотя впоследствии возможно и это, — и не в том, чтобы превратить вас в светских умников. Цель в том, чтобы дать вам возможность выразить себя как можно полнее и точнее; одним словом, цель — ваше равновесие. Ибо накопление невыговоренного, невысказанного должным образом может привести к неврозу. С каждым днем в душе человека меняется многое, однако способ выражения часто остается одним и тем же. Способность изъясняться отстает от опыта. Это пагубно влияет на психику.

Чувства, оттенки, мысли, восприятия, которые остаются неназванными, непроизнесенными и не довольствуются приблизительностью формулировок, скапливаются внутри индивидуума и могут привести к психологическому взрыву или срыву.