Метка современныйавтор

Слово – “паразит”

В нашей семье завелось слово – «паразит».
Даже целое словосочетание! Выражение!
Звучит так:
«Да, в смысле?!»
Работает так:
— Валера, покатай меня!
— Да, в смысле?!!!
И так на всё!
И каждый произносит это в день по раз шесть!
Валера больше всех!
Мы считали.
Теперь, за каждое «в смысле?!», кладём в копилку по 100р.
Работает!!!
Валера вообще, кажется, забыл это выражение.


Прошлое – это прекрасно, моя Мари

Прошлое - это прекрасно, моя Мари,
только с собой его, милая, не бери.
Лучше оставь его в бабушкином сундуке,
или у мамы в шкатулке, но в рюкзаке,
что ты несешь за плечами, его не храни,
слишком тяжелый камень, моя Мари.
Прошлое - это как детство, скажи прощай,
изредка воскресеньями навещай.
Но никогда в глаза ему не гляди,
прошлое - это зараза, моя Мари.
Белый осколок чашки, причуда, пыль,
и на земле лежащий сухой ковыль.
Это товар без возврата, пробитый чек,
смуглый мальчишка с родинкой на плече,
что целовал под саваном темноты,
первый бокал мартини, табачный дым.
Всё, что когда-то выгорело костром:
истина, безмятежность, невинность, дом.
Ты не святая, зачем тебе этот крест? -
сотни отпущенных рук, опустевших мест.
Всё, что не прижилось и не проросло,
даже вот это ангельское крыло.
Выбрось его с рождественской мишурой,
смело шагай под звёздами, громко пой.
Прошлое - это так больно, моя Мари,
всё, что нельзя исправить и изменить.
Каждое грубое слово, кривой совет,
тот утонувший в море цветной браслет.
Слёзы на выпускном и последний вальс.
Что-то хорошее тоже, но в том и фарс:
это есть якорь, что тянет тебя ко дну,
в прошлый четверг, в растаявшую весну.
Если не сможешь и не шагнешь вперед,
то, что давно истлело, тебя сожрёт.
Брось его в пламя, гляди, как оно горит,
полку освободи для другой любви.
Прошлое - это прекрасно, моя Мари,
только с собой ни за что его не бери.
Джио Россо

“Мне сказала знакомая собака..”

Мне сказала знакомая собака,
 Что жила у любимого в доме:
 – Как трудны мне ваши экивоки,
 Мне неловко за вас и больно.
 Я тебя полюбить успела
 И люблю мою добрую хозяйку,
 И детишек её, и маму
 В тёплых тапках из меха кошки.
И глянула честными глазами, –
 Так и я когда-то глядела.
 И сахар взяла без пижонства:
 Дружба дружбой, а правда правдой.
С той поры прошло четыре года.
 Я давно не бываю в этом доме.
Первый год я бегала топиться.
 На второй всё ждала: вернётся.
 Третий был карусель без веселья.
 А теперь помню только собаку.

                                                                                                 Галина Демыкина

Три великие идеи

Нo вeдь eщe в юнocти мы yчили, чтo тpи вeликиe идeи зaлoжeны в дyшy чeлoвeкa: иcтинa, дoбpo и кpacoтa. Я дyмaю, идeи эти paвнocильны пo cвoeмy мoгyщecтвy и влиянию нa людeй.

Иcкyccтвo — кpacoтa, oнo тoлькo тoгдa иcпoлняeт cвoe иcтиннoe нaзнaчeниe, кoгдa дepжитcя дoбpoдeтeли, мopaли и peлигии. Чтo тaкoe oнo caмo пo ceбe? Пycтoцвeт или paзвpaт, пpoдaжный paзвpaт! Кpacoтa! Кaкoe чepcтвoe cepдцe ycтoит пepeд ee пpoявлeниями?

Чeлoвeк бeз yбeждeний — пycтeльгa, бeз пpинципoв — oн ничтoжнaя никчeмнocть. Дaжe и пpи бoльшoм тaлaнтe бecпpинципнocть пoнижaeт личнocть xyдoжникa: в нeм чyвcтвyeтcя paб или пoтepянный чeлoвeк.

“Далекое близкое. Воспоминания” Илья Репин


Блага

Спокойный, весёлый темперамент, являющийся следствием хорошего здоровья и сильного организма, ясный, живой, проницательный и правильно мыслящий ум, сдержанная воля и с тем вместе чистая совесть — вот блага, которых заменить не смогут никакие чины и сокровища.

— Артур Шопенгауэр


Дорогая моя, Анн-Мари!

“Дорогая моя, незабвенная Анн-Мари, я пишу тебе снова, марая чернилами лист. В этот пасмурный город врезаются корабли, и по улицам темным плывет сероглазый mist. Здесь глотаешь воздух и чувствуешь океан, всюду сырость и грязь, и рыбы гниющей смрад. Каждый встречный прохожий хмур, каждый третий – пьян, а ночной городок и вовсе похож на Ад. Я закончил учебу, отправив диплом отцу. Здесь, в убогой газете, пустые пишу статьи. Наш редактор похож на озлобленную лису, а помощник его – плешивый лесной сатир. Этот город прогнил, (как впрочем, и вся Земля), здесь священник пьет виски у входа в дешевый бордель. А по улицам сонным бродит безумный маньяк, убивая безжалостно, женщин и даже детей. Здесь пустынно и жутко, и страшно ловить такси, тянет спрятаться в тень от желтого взгляда фар. Потому и пишу тебе, милая Анн-Мари. Ты – мой луч в царстве тьмы, маяк среди острых скал. Знаешь, я получил письмо неделю тому назад. Твой жених богат и умен, для полсотни – свеж. Я хотел бы сказать, что я очень и очень рад, но в груди скалит зубы порочный и злобный бес. Я не ровня тебе, не ровня твоим деньгам. И твоей красоте, невинной и неземной. Повторяю по буквам, по звукам и по слогам: ”мне обещанная станет чужой женой”. Я хочу сказать, что люблю, и что грешен, как черт. И что мне очень жаль. Что мне несказанно жаль. Ты прости мою слабость, и сможешь – пиши еще. Вечно верный тебе Александр. Целую. Прощай”. Дорогая моя, безупречная Анн-Мари, (запираю в конверт неотправленное письмо)…


Вся моя жизнь – Вы

Случилось так, что меня не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей — для меня вся жизнь заключается только в Вас.

(с) А. И. Куприн,
«Гранатовый браслет»