Прошлое – это прекрасно, моя Мари

Прошлое - это прекрасно, моя Мари,
только с собой его, милая, не бери.
Лучше оставь его в бабушкином сундуке,
или у мамы в шкатулке, но в рюкзаке,
что ты несешь за плечами, его не храни,
слишком тяжелый камень, моя Мари.
Прошлое - это как детство, скажи прощай,
изредка воскресеньями навещай.
Но никогда в глаза ему не гляди,
прошлое - это зараза, моя Мари.
Белый осколок чашки, причуда, пыль,
и на земле лежащий сухой ковыль.
Это товар без возврата, пробитый чек,
смуглый мальчишка с родинкой на плече,
что целовал под саваном темноты,
первый бокал мартини, табачный дым.
Всё, что когда-то выгорело костром:
истина, безмятежность, невинность, дом.
Ты не святая, зачем тебе этот крест? -
сотни отпущенных рук, опустевших мест.
Всё, что не прижилось и не проросло,
даже вот это ангельское крыло.
Выбрось его с рождественской мишурой,
смело шагай под звёздами, громко пой.
Прошлое - это так больно, моя Мари,
всё, что нельзя исправить и изменить.
Каждое грубое слово, кривой совет,
тот утонувший в море цветной браслет.
Слёзы на выпускном и последний вальс.
Что-то хорошее тоже, но в том и фарс:
это есть якорь, что тянет тебя ко дну,
в прошлый четверг, в растаявшую весну.
Если не сможешь и не шагнешь вперед,
то, что давно истлело, тебя сожрёт.
Брось его в пламя, гляди, как оно горит,
полку освободи для другой любви.
Прошлое - это прекрасно, моя Мари,
только с собой ни за что его не бери.
Джио Россо

“Мне сказала знакомая собака..”

Мне сказала знакомая собака,
 Что жила у любимого в доме:
 – Как трудны мне ваши экивоки,
 Мне неловко за вас и больно.
 Я тебя полюбить успела
 И люблю мою добрую хозяйку,
 И детишек её, и маму
 В тёплых тапках из меха кошки.
И глянула честными глазами, –
 Так и я когда-то глядела.
 И сахар взяла без пижонства:
 Дружба дружбой, а правда правдой.
С той поры прошло четыре года.
 Я давно не бываю в этом доме.
Первый год я бегала топиться.
 На второй всё ждала: вернётся.
 Третий был карусель без веселья.
 А теперь помню только собаку.

                                                                                                 Галина Демыкина

Шелк платья…

…Шелк платья, шелести для него; пуговицы, держитесь крепче; цветите, нарциссы; воздух, будь тихим и свежим – для него…

Френсис Скотт Фицджеральд “Ночь нежна”


Меняй ракурс взгляда!

«Всё начинается со взгляда. Всегда»

С. Есенин.

Я могла бы сниматься в рекламе для стоматологии, но только с этого ракурса
При съёмке «в ракурсе» люди и предметы приобретают дополнительную выразительность.

Вообще, многое зависит от ракурса, от ракурса взгляда.

Так что, если что-то не нравится, меняй ракурс взгляда!


Что-то главное

“Главное, что люди находятся на одной волне, доверяют друг другу, могут поставить себя на место другого человека в определенной ситуации и понять: да, он был прав или не прав. Тогда, на мой взгляд, это будет хороший брак, а все остальное немного надуманное. Все зависит от двух любящих людей, причем «любящих» — ключевое слово”.


Стокгольмский синдром

Бесцельно, безжалостно,
как в кино.
Ты мой Стокгольмский синдром.
Захлопни глаза и зашторь окно.
Спали этот чертов дом.

Держи меня в клетке,
корми с руки,
и хлестко бей по щекам.
Мы разной породы, а значит – враги.

/кто жертва – не знаю сам/.

Бесцельно, безжалостно,
как в кино.
Ты мой Стокгольмский синдром.
И кто-нибудь вызовет
всё равно,
полицию в этот дом.

<…>
Но что-то неладно, не так, не то,
и рушится что-то в груди.
Мне хочется в клетку,
зашторить окно,
и есть с самой теплой руки.

Попытка провальна. С другого листа.
Есть жертва, преступник, дом.
Кусай мои губы, считая до ста.
Я твой Стокгольмский синдром.


(с) Джио Россо